05 Мар
2024
5° c ЕРЕВАН
-4° c СТЕПАНАКЕРТ
ABCMEDIA
Ксавье Коломина: Принципы, лежащие в основе мирного процесса между Арменией и Азербайджаном, не должны меняться на данном этапе 

Ксавье Коломина: Принципы, лежащие в основе мирного процесса между Арменией и Азербайджаном, не должны меняться на данном этапе 

НАТО поддерживает процесс нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном и настаивает на том, чтобы согласованные между сторонами принципы не менялись на данном этапе.

Об этом в интервью корреспонденту «Арменпресс» в Брюсселе заявил специальный представитель генерального секретаря НАТО на Южном Кавказе и в Центральной Азии Ксавье Коломина.

Коломина отметил, что для них очень важно соблюдение основополагающего принципа территориальной целостности и суверенитета стран, который является основой процесса нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном.

Представитель НАТО на Южном Кавказе коснулся также роли Турции в процессе нормализации армяно-азербайджанских отношений, перспектив сотрудничества Армения-НАТО и других тем.

— Какие основные вопросы обсуждались, какие выводы вы сделали и каковы ваши ожидания в ближайшем будущем?

— Мы очень довольны нашими двусторонними отношениями с Арменией. Мы также очень воодушевлены решениями, которые Армения приняла во внешней и оборонной политике, сдвигом, который они решили осуществить. Я знаю, что это трудное решение, и, вероятно, оно займет много времени, но мы, безусловно, призываем наших партнеров приблизиться к нам, и это то, что делает Армения. Мы также много говорили о ситуации в регионе и, в частности, о мирных переговорах между Арменией и Азербайджаном. Наша политика очень проста: мы поддерживаем нормализацию отношений между Арменией и Азербайджаном. Мы не занимаем чью-либо позицию между нашими партнерами, если только не происходит нарушения принципов и основных элементов Устава ООН, к которому мы очень привязаны. Итак, послание очень ясное: мы хотели бы, чтобы мирные переговоры возобновились как можно скорее. Мы знаем, что существуют разные форматы переговоров: двусторонний формат, формат США и ЕС.

Для нас самое главное – конечный результат, будет ли стабильный мир, потому что это будет очень важно для стабильности Кавказа.

— Конечно, когда мы говорим о стабильном и прочном мире, мы должны знать, что это одна из важных целей для Армении. Но какого развития событий можно ожидать от процесса армяно-азербайджанского урегулирования, особенно на фоне агрессивных и деструктивных заявлений со стороны Азербайджана, содержащих территориальные притязания в отношении Армении?

— Я слышал много беспокойства со стороны ваших властей, особенно по поводу заявлений президента Алиева. Для нас, как я уже сказал, нормализация отношений, ведущая к прочному миру, сегодня является основополагающим элементом, и мы будем бороться за это, мы будем поддерживать тот путь, который приведет к подписанию чего-то подобного между двумя странами. Мы поддерживаем США, мы поддерживаем Европейский Союз. Я был там со специальным представителем ЕС Тойво Клааром. Так что у меня была возможность с ним долго общаться, мы тоже поддерживаем двусторонний формат переговоров. В конце концов, обе страны должны решить, как они будут двигаться вперед, поэтому мы будем поддерживать все, что в конечном итоге приведет к миру. Мы считаем, что принципы, положенные в основу процесса – уважение суверенитета и территориальной целостности – имеют основополагающее значение. Это один из принципов, который очень важен для нас. Конечно, мы считаем, что, наряду с этими принципами, частью процесса должны быть демаркация границ, взаимозависимость, принципы, являющиеся основой процесса, если, конечно, обе стороны не решат изменить эти принципы и есть другие принципы. Но согласованные принципы не следует менять на данном этапе. Я не думаю, что эти заявления помогут процессу продвинуться вперед. Мы продолжим посылать тот же сигнал нашим партнерам, они должны возобновить переговоры как можно скорее. Собственно, хочу добавить, что мой визит был региональным. Мы уже работали с двумя столицами над тем, чтобы сделать его региональным, но в начале января Азербайджан решил отложить визит из-за президентских выборов, поэтому я не смог передать те сообщения, которые собирался донести. Одно из этих посланий было очень ясным: мы ожидаем, что вы возобновите мирные переговоры как можно скорее.

— А как насчет Турции? Как вы знаете, Армения также пытается урегулировать отношения с Турцией. На ваш взгляд, какова позиция Турции относительно регулирования отношений с Арменией? Пойдет ли Турция на реальное урегулирование отношений или переговоры снова будут носить формальный характер?

— Турция для нас очень важный союзник. Как известно, это единственный союзник, имеющий границы в регионе и, следовательно, являющийся ключевым игроком в регионе. У нас был очень откровенный разговор с Турцией по всем темам и, конечно, мы также говорим о пересечениях. Турция знает, что мы поддерживаем нормализацию отношений между Арменией и Турцией. Я думаю, что Турция готова добиться прогресса в этом вопросе. Не знаю, может быть, они действительно сначала ждут какого-то прогресса в армяно-азербайджанских отношениях. Вероятно, это могло бы быть одним из соображений, но я думаю, что они действительно заинтересованы в продвижении этого вопроса. Как вы знаете, я не могу особо углубляться во внешнюю политику, внутреннюю политику наших союзников, но я думаю, и мы говорили об этом, когда это произойдет, это будет очень позитивное развитие.

— Вы говорили о важности суверенитета и территориальной целостности. Член НАТО Турция открыто поддержала развязанную Азербайджаном широкомасштабную войну на Южном Кавказе. Реакция структуры оказалась не столь строгой и обязательной. Учитывая, что Турция явно поддерживает Азербайджан, как Вы думаете, возможно ли для Турции прямое вмешательство в случае новой агрессии Азербайджана против Армении, и в таком случае, какова будет реакция НАТО, учитывая, что на этот раз это не «спорная территория», и оправдания быть не может, ведь речь идет о международно признанной стране.

— Что я могу вам сказать, так это то, что мы очень привязаны к этим двум принципам: суверенитету и территориальной целостности. Нам всегда было ясно, что они очень важны для нас. Три года назад ситуация была иной. Как вы сказали, произошел конфликт с точки зрения вашего взгляда на этот конкретный анклав. И хотя было признание территориальной целостности и суверенитета Азербайджана, как я сказал, было противоречие. Я думаю, что сейчас мы столкнулись с другой ситуацией, и могу предположить, что реакция будет другой.

— Какие шаги готово предпринять НАТО для поддержки международных усилий, направленных на установление мира и стабильности на Южном Кавказе?

— Наша политика очень проста, и эта политика откровенно ограничивает многое из того, что мы можем сделать. Но политика основана на том, что мы вообще не занимаем чью-либо сторону между партнерами, не только между Арменией и Азербайджаном, но и в целом мы решили проводить эту политику, если не будет нарушений Устава ООН, а также принципов, предусмотренных Вашингтонским договором. Поэтому на данном этапе я пользуюсь полной поддержкой Генерального секретаря в том, что нам следует работать, поддерживать и больше присутствовать. Итак, я думаю, что в контексте Кавказа у нас больше политического присутствия, три страны: Грузия, Армения и Азербайджан, но конкретно в контексте Армении и Азербайджана. И мы всегда очень четко говорили о том, чего ожидаем от наших партнеров. Мы ожидали урегулирования отношений на основе согласованных принципов, и некоторые из этих принципов закреплены в Вашингтонском договоре и Уставе ООН, такие как суверенитет и территориальная целостность. Мы и дальше будем отстаивать ту же линию, вы и дальше будете способствовать нормализации отношений.

— Возвращаясь к тому, что вы сказали в начале, вы очень довольны своими отношениями с Арменией. Есть ли планы по их расширению? Если да, то в каких направлениях?

— Да, мы очень довольны. В последние несколько лет Армения приняла решение политически и практически активизировать сотрудничество с НАТО, в общем, мы всегда готовы двигаться теми темпами, которыми хотят двигаться наши партнеры. Поэтому мы поощряем все, что исходит из Еревана. Ереван, например, решил увеличить число своих солдат в миротворческих силах НАТО (KFOR) в Косово более чем на 50, что явно является признаком политической вовлеченности и приверженности. В настоящее время мы работаем над новой Индивидуальной программой партнерства (ITPP), преследующей весьма амбициозные цели. Мы работаем над возможностями обучения. Два года назад, в основном после войны, сотрудничество было как бы заморожено, и эти шаги, этот сдвиг очень значимы. Итак, сейчас мы планируем создать индивидуальную партнерскую программу. Я возлагаю большие надежды на то, что это произойдет в ближайшие недели. Но после бесед, которые у меня были в Ереване, у меня сложилось впечатление, что армяне готовы продолжать идти по этому пути и расширять сотрудничество, и мы поможем Армении в этом.

— НАТО планирует провести крупнейшие военные учения со времен холодной войны. Конечно, можно догадаться, кому именно оно адресовано, но хотелось бы все же спросить, что это за послание?

— Сообщение было очень ясным. Мы будем максимально поддерживать Украину и в то же время не допустим никакого нарушения нашей территории. Для этого мы приняли множество решений – от Мадридского саммита до Вильнюсского саммита.

Мы хотим сдержать, в частности, Россию, которую считаем угрозой. Они совершили стратегическую ошибку, вторгшись в Украину. И они должны понимать, что НАТО будет готово защищать каждый дюйм своей территории.

— Какова роль Турции в этом послании? Потому что Турция также пытается каким-то образом быть посредником или посредником между Россией и Турцией, будучи единственной страной-членом НАТО, которая может разговаривать с обеими сторонами.

— У Турции очень специфическое региональное и географическое положение, и поэтому их внешняя политика, о которой мне не разрешено говорить, вероятно, более сложна, чем у других союзников, но они абсолютно привержены нашим усилиям по обороне и сдерживанию. Они полностью привержены нашей оценке двух наших угроз. мы говорим о России и терроризме. Они вкладываются в наши усилия так же, как и любой другой союзник. Они будут частью этих больших учений, как и во всех крупных учениях, которые мы проводили в прошлом.